Критика как борьба мотивов

Инесса Ципоркина
г. Москва

Все началось с того, что один умный, но очень усталый человек признался приватно: «Никогда, никогда у нас не будет литературы, вот что. Мы умрем, и дети наши умрут, и рот наших внуков забьет могильная глина, а литературы у нас не будет. Конечно, будут иногда возникать там и сям достойные вещи и иногда будут удостаиваться публичного признания, но лишь на основании принципа Карлсона: «Сегодня тебе удалось по ошибке прекрасно приготовить эскалопы» – а литературы, то есть поля, на котором действуют прозрачные, значимые для всех и имманентные этому полю, а не занесенные на него из морали, политики, постели членов жюри и т.п. интересных мест критерии, не будет». Вот и я чем далее, тем более склоняюсь к мысли: добрый старый протекционизм и стремление сделать прислугу как из литературы, так и из сопутствующей ей критики превратят свободных муз в танцовщиц живота и исполнительниц ничтожных прихотей. Читать далее Критика как борьба мотивов

«Басма есть слово тюркское, означает печать»

Инесса Ципоркина
г. Москва

Судьба, сколь ни пафосно это звучит, настигает не только людей – она настигает целые цивилизации. И не всегда историческая наука способна ярко воссоздать картину меняющегося мира, поэтому жанр исторического романа можно назвать вечным. Но, возможно, это предположение слишком смелое, особенно при современной тенденции вытеснения исторического романа – авантюрно-историческим или даже так называемым альтернативно-историческим.

Вдыхать архивную пыль, штудировать источники и монографии, посещать музеи и достопримечательности нынче и дорого, и немодно. Куда проще вообразить на досуге: бок о бок с тобой сидит и вспомоществует писать сам Господь Бог, милостиво допуская любые безграмотные и безвкусные пассажи. Или ощутить себя духовным наследником гения, исторического лица, величайшего тирана – и, не спрашивая, с каких щей такое барство, строчить, извращая эпоху и ее деятелей под себя, сладострастно потакая собственным недостойным амбициям. А когда написанное в фантазийном пылу год за годом получает официальное одобрение Большого жюри – считай, дело слажено. Исторический жанр приговорен к смерти, и приговор практически приведен в исполнение. Читать далее «Басма есть слово тюркское, означает печать»

Четвертая чаша

Инесса Ципоркина
г. Москва

Первая чаша принадлежит жажде, вторая – веселью, третья – наслаждению, четвертая – безумию.
Анахарсис

Она была, есть и останется порождением существ, живших до богов. Ужасные и всесильные, эоны лет перворожденные только и делали, что зачинали и плодились, путаясь все со всеми, единым клубком – добро и зло, тьма и свет, бессмертное и неубиваемое. Нарожали целый космос могущественных монстров, надеясь заселить ими ойкумену и царить в ней тысячи эр – бессмертие пьянило не хуже вина. Вина, не существовавшего в пустом мире. Но бессмертие древних иссякло с появлением внуков, вспыльчивых и мстительных судей, Олимпа, откуда, словно с эшафота, оказалось проще простого сбрасывать неугодных. Стоило молодым богам спросить себя, кто сильнее – дети праотца Хаоса или их потомки – как бессмертие и всевластие древних стало вчерашним днем. Низверженным владыкам осталось глядеть по ночам в высокое, недостижимое небо, глядеть и клясться отомстить. Читать далее Четвертая чаша

Ждали-то Бога, а прислали-то Вас

Инесса Ципоркина
г. Москва

Очередной графоман премирован «Русским Букером». И отчего меня это не удивляет? Конечно, «Возвращение в Египет» Владимира Шарова вам не скандальный позапрошлогодний «Цветочный крест», однако снова перед нами околорелигиозный роман с посевом вечного-доброго, но не чересчур разумного. Так, чтобы было любо родимой интеллигенции: бред преследования на фоне мании величия со всеми вытекающими.
Читать далее Ждали-то Бога, а прислали-то Вас